Статистика

Республики Средней Азии и Казахстан считаются эндемическими очагами МКБ. Мочекаменной болезни в Киргизии впервые была посвящена работа Р. И. Айдарбековой (1960). Автор за 5 лет изучила 504 больных МКБ, прошедших лечение в факультетской хирургической клинике и придает основное значение жаркому климату. И. В. Шубладзе (1964), обработав учетные данные за 5 лет (1956—1960) хирургических и урологических отделений всех крупных больниц республики и собрав сведения о 2937 больных уролитиазом, установила его эндемичность. В целом по республике приходилось 3 больных на 10 тыс. населения. При этом наблюдалась неравномерность распространения заболевания по отдельным областям: в Нарынской области было 0,4 на 10 тыс. населения, в Ошской — 2,3; в Иссык-Кульской — 3,1; в Таласской — 3,5; в Чуйской долине — 3,9. В некоторых городах показатели оказались выше: в Оше — 4, 6; в Джалал-Абаде — 4,7.

Частота МКБ у детей в Киргизии изучена Ю. К. Касымовым (1968) за период с 1951 по 1961 гг. и Ю. И. Головко за 5 лет (1964—1968). По данным Ю. И. Головко (1973), на 10 тыс. детского населения республики 3,5 больных в год лечилось по поводу МКБ.

Согласно только опубликованным (т. е. далеко не полным) данным за период с 1960 по 1978 гг. в республиках Средней Азии и Казахстане число больных уролитиазом достигло 81400. По республикам: Киргизская ССР — 26894 (33,1%) больных, Узбекская ССР — 24357 (29,9%), Казахская ССР — 13860 (17,0%), Таджикская ССР — 10150 (12,5%), Туркменская ССР — с 1960 по 1971 гг. 6139 (7,5%). Из этого следует, что самая высокая заболеваемость населения МКБ наблюдается в Киргизской ССР, тогда как ее население значительно меньше, чем в Узбекской и Казахской ССР.

Распространенности почечнокаменной болезни среди сельскохозяйственных животных не уделялось должного внимания как со стороны медиков, так и ветеринарных врачей. Работы, касающиеся данной проблемы, единичны. Между тем С. Я. Аршба и соавт. (1973) считают, что одним из чрезвычайно важных и перспективных аспектов изучения эпидемиологии почечнокаменной болезни является выяснение зависимости между частотой камнеобразования у людей и домашних животных. О единичных случаях обнаружения камней в почках у животных сообщали П. Д. Соловов (1933), В. Г. Головин (1968), А. А. Малов и соавт. (1968). Из 4485 голов обследованного крупного рогатого скота Московского мясокомбината у 68 (15%) обнаружили почечнокаменную болезнь. И. И. Капетивадзе и соавт. (1964, 1969) был установлен параллелизм между распространением ПКБ у людей и животных. На основании изучения почек крупного рогатого скота в Грузии в тех же районах, где наблюдалось высокое распространение почечнокаменной болезни среди людей, из 13053 голов подвергнутых убою, у 1028 (7,9%) были обнаружены камни в почках.

Н. И. Тарасов (1978), обследовав почки 8479 голов домашнего скота в Туркмении, у 5 (0,1%) нашел камни в почках. В Киргизии И. С. Егошин и соавт. (1967) из 1200 обследованных овец у 12% обнаружили камни в почках. Э. В. Видомский (1970), исследовав почки 17380 овец, у 615 (3,5%) обнаружил камни в почках. В Карасукском районе Новосибирской области среди сельскохозяйственных животных камни в почках обнаружены у 0,67% овец и у 1,68% крупного рогатого скота (В. М. Мещенко, 1968).

Anjaria (1969) на основании экспериментальных работ по кастрации бычков, высказывает мысль о возможности камнеобразования в почках за счет дефицита андрогенов, нарушающего равновесие коллоидов в моче. Изучение заболеваемости животных почечнокаменной болезнью в той или другой местности позволяет исследовать влияние факторов внешней среды (климата, почвы, воды, корма), поскольку у людей к природным факторам присоединяется целый ряд социальных, которые могут способствовать возникновению почечнокаменной болезни.


«Почечно-каменная болезнь», М.Т.Тыналиев

Смотрите также:

Мед312.ру