«Клятва» Гиппократа

«Клятва» начиналась так: «Клянусь врачующим Аполлоном и Асклепием, Гигеей и Панацеей, всеми богами и богинями, призывая их во свидетели в том, что я буду исполнять по мере моих сил и разумения эту мою клятву…».

Как и полагалось в Древней Греции, клятва начинается с обращения к богам — это нам чуждо. Но к каким богам обращается Гиппократ! Асклепий (Эскулап) — бог медицины. Панацея, его дочь — «всеисцеляющая». Первая дочь — Гигея — богиня здоровья! Не только о болезни, о здоровье прежде всего должен думать и заботиться медик! А Аполлон? Аполлон — покровитель искусств. Медицина считалась искусством.

Дальше в клятве так и говорится: «…наставника моего в этом искусстве я буду почитать как моих родителей и буду делить с ним все мои средства к жизни и заботиться о его потребностях; детей его буду считать своими братьями и сестрами…».

Любовь и уважение к своим учителям и наставникам и сейчас обязательны для медиков. Не уважая учителя, ты не будешь уважать и знания, от него полученные.

«Врачебные предписания и все остальное учение я буду сообщать моим сыновьям и сыновьям моего учителя и моим ученикам… которые связаны врачебным законом, кроме же их — никому другому».

Конечно, в этих словах — проявление кастовости. Однако надо как можно шире пропагандировать гигиенические сведения. Нужно осведомлять население о состояниях, которые требуют своевременного обращения за врачебной помощью, о приемах оказания доврачебной помощи. Однако подробный рассказ о болезнях не посвященным в медицину людям может привести к возникновению у них самовнушенных заболеваний и к попыткам самолечения, которые принесут только вред.

«Образ жизни больных я буду по мере моих сил и разумения устраивать к их пользе и буду предохранять их от всякого вреда и порока. Несмотря ни на какие просьбы, я не дам никому ни смертельного яда, ни указания насчет этого предмета…».

Медик может способствовать только жизни, но не смерти пациента. За рубежом некоторые врачи проповедуют идею эвтанизации («легкой смерти») для устранения страданий безнадежно больных. Как будто бы гуманно. Но разве настоящий медик не обязан биться за жизнь больного до последней черты? А при рождении детей с недостатками развития? Родился слепоглухонемой ребенок. Трудно ему будет в жизни? Трудно! Так может быть, «усыпить» его? Нет! Многие такие дети благодаря заботам советских врачей и педагогов стали высокообразованными, полезными для общества людьми. Да если бы и не стали…

Жизнь — величайшая ценность, и никто не имеет права отнимать ее у родившегося человека. Только в фашистской Германии врачам вменялось в обязанность усыплять «неполноценных» больных (немцев!) во имя соблюдения «чистоты расы».

«В какой бы дом я ни входил, я вступлю в него только ради помощи больным, чуждый всякого намерения вредить больному и всех плотских вожделений к женщинам и мужчинам…».

В древнеиндийской «Аюрведе» по этому же поводу говорилось, что врач «никогда не должен иметь в помышлении оскорбить жену больного, а также попирать ногами его имущество».

Один врач занимался коллекционированием старинных часов. Придя в дом больного и увидав такие часы, он стремился их приобрести. Медицинская общественность сурово осудила этого врача, хотя он часы не воровал — покупал. В доме больного для медика не существует ничего, кроме больного. Он не может себе позволить влюбиться в жену больного или в мужа больной: ведь он вошел в дом только ради помощи больному.

«Что бы ни случилось видеть или слышать при моей врачебной деятельности или вне ее в обыкновенной жизни людей, о том я буду хранить молчание и считать тайной то, что не подлежит оглашению».

«Руководство по медицинской психологии»,
И.М.Тылевич

Смотрите также: