Главная / Руководство по патологической физиологии / Цитотоксины / Извращение реактивных свойств организма при лучевой болезни

Извращение реактивных свойств организма при лучевой болезни

Обобщение многочисленных современных экспериментальных и клинических данных позволило О. А. Богомольцу (1956) утверждать, что для клинической картины лучевой болезни характерно извращение реактивных свойств организма, в котором важнейшую роль играет подавление многогранных функций активной мезенхимы. Этим обосновываются принципиальные показания для патогенетической терапии АЦС лучевой болезни. Вместе с тем отмечается особая сложность применения и установления надлежащей дозировки в случае лучевой болезни: при тяжелом угнетении активной мезенхимы клеточные элементы ее могут приходить в состояние «раздражительной слабости».

Дополнительное раздражение обычной стимулирующей дозой АЦС таких элементов будет приводить их вместо стимуляции к полной блокаде, отягощающей течение патологического процесса.

О. А. Богомолец подчеркивает также, что терапия при помощи АЦС может быть эффективной только в тех случаях, когда клетки активной мезенхимы не претерпели необратимых изменений вследствие воздействия на них проникающей радиации, поэтому он рекомендует начинать применение очень малых доз АЦС еще в скрытом периоде лучевой болезни в расчете на предохранение активной мезенхимы от перехода ее в состояние раздражительной слабости.

Принципиально аналогичные положительные данные были получены с АЦС при облучении организма инкорпорированными радиоактивными элементами — полонием (В. Н. Ефимов, 1960) и фосфором (А. А. Городецкий и Т. П. Сиваченко, 1960).

Несмотря на значительные успехи, достигнутые в практическом использовании цитотоксинов, следует признать, что дальнейшему расширению лечебного и профилактического их применения все еще препятствуют недостаточные представления о действительных пределах специфичности биологического эффекта. Собранные по этому вопросу материалы или дают весьма противоречивые сведения относительно иммунобиологической, серологической специфичности большинства до сих пор полученных цитотоксинов или устанавливает лишь весьма относительную органную, часто и видовую, специфичность клеточных антител.

В общем всех исследователей, занимающихся изучением этой проблемы, можно разделить на:

  • сторонников высокой специфичности цитотоксинов,
  • отрицающих их сколько-нибудь убедительную специфичность,
  • допускающих лишь относительную органную и видовую специфичность.

В лаборатории, руководимой Л. Р. Перельманом (1956), неоднократно ставились перекрестные испытания различных цитотоксических сывороток. Эти исследования, выполненные разными экспериментаторами с различными сыворотками, полученными от животных разных видов, приводят к совершенно однозначному результату, свидетельствующему о весьма относительной, только количественной серологической специфичности, тоже не всегда выраженной.

Например, в опытах Е. П. Сангайло (1949) наблюдались случаи, когда адренокортикотоксическая и миотоксическая сыворотки энергичнее связывали комплемент в присутствии не одноименного, а почечного антигена, иногда (адренокортикотоксин) в присутствии печеночного антигена. В исследованиях Э. М. Буртнека (1948) также зарегистрированы опыты, в которых сыворотка собаки, иммунизированной легочной тканью кролика, связывала комплемент с почечным антигеном в более высоком титре, чем в присутствии антигена из легочной ткани кролика.


«Руководство по патологической физиологии»,
И.Р.Петров, А.М.Чернух

Смотрите также: