В борьбе с идеалистами

Принципиально иным было учение великого философа Б. Спинозы (1632 — 1677). Он считал, что мышление и протяжение едины. Сознание не существует отдельно от тела и обусловлено воздействиями внешнего мира. Следующий коренной переворот в развитии научной мысли произошел в XIX веке.

Как указывал Ф. Энгельс, здесь решающее значение имели три великих открытия: закон сохранения энергии, клеточная теория, теория Дарвина. Эти теории окончательно доказали единство и материальность мира. Виднейший последователь Дарвина Томас Гексли (1825 — 1895) писал, что после этих открытий уже нельзя сомневаться в том, что основы психологии надо искать в физиологии нервной системы.

Однако далеко не все психологи XIX века стояли на материалистической основе. В борьбе с идеалистами решающую роль сыграли труды К. Маркса, Ф. Энгельса и наших отечественных ученых-материалистов. Революционные демократы А. И. Герцен (1812 — 1870), В. Г. Белинский (1811 — 1848), Н. Г. Чернышевский (1828 — 1889) страстно проповедовали в своих сочинениях материалистические взгляды.

Решающий шаг в сближении психологии с материалистической физиологией сделал «отец русской физиологии» Иван Михайлович Сеченов (1829 — 1905), разделявший идеи революционных демократов. В 1863 г. был опубликован знаменитый трактат И. М. Сеченова «Рефлексы головного мозга».

Первоначальное его название
— «Попытка свести способ происхождения психических явлений на физиологические основы» — было запрещено царской цензурой. Было даже возбуждено судебное дело.

Что же так встревожило царизм?

Министр внутренних дел Валуев доносил следственной комиссии, что это сочинение в популярной форме пропагандирует учение крайнего материализма. И. М. Сеченов считал, что его главная задача заключается в том, чтобы доказать, что все акты сознательной и бессознательной жизни по происхождению являются рефлекторными.

Что дало И. М. Сеченову основание считать психическую деятельность рефлекторной?

Рефлекс заканчивается действием, чаще всего — движением. Но ведь и «все бесконечное разнообразие внешних проявлений мозговой деятельности, писал И. М. Сеченов, сводится окончательно к одному лишь явлению — мышечному движению. Смеется ли ребенок при виде игрушки, улыбается ли Гарибальди, когда его гонят за излишнюю любовь к родине, дрожит ли девушка при первой мысли о любви, создает ли Ньютон мировые законы и пишет их на бумаге везде окончательным фактом является мышечное движение».

«Руководство по медицинской психологии»,
И.М.Тылевич

Смотрите также: